• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Книга
Материалы к корпусной грамматике русского языка

Под редакцией: В. А. Плунгян

Вып. III: Части речи и лексико-грамматические классы. СПб.: Нестор-История, 2018.

Статья
Экспедиция в Опочецкий район Псковской области
В печати

Ронько Р. В., Дьяченко С. В., Малышева А. В. и др.

Русский язык в научном освещении. 2018. Т. 2. № 36.

Глава в книге
Data Conversion and Consistency of Monolingual Corpora: Russian UD Treebanks
В печати

Дроганова К. А., Lyashevskaya O., Zeman D.

In bk.: Proceedings of TLT 2018 International Workshop on Treebanks and Linguistic Theories, 13-14 November 2018, Oslo, Norway. NEALT Proceedings Series. Linköping University Electronic Press, 2018.

Третья Великая Чукотская Экспедиция: пары в яранге, ласковые собаки и кавкав

Проведя больше месяца на просторах Чукотки, лингвисты из Вышки вернулись в Москву. Они привезли не только новое знание о чукотском языке и тексты для корпуса, но и много впечатлений — о цветных домах, необычных ромашках, дружелюбных чукотских собаках и невероятной тундре.

С 10 июля по 17 августа прошла «Экспедиция по документированию чукотского языка» — она же Третья Великая Чукотская Экспедиция, — организованная в рамках проекта «Открываем Россию заново» и работы научно-учебной группы «Типологические особенности чукотско-камчатских языков». Помимо вышкинцев, в экспедиции традиционно принимали участие студенты МГУ имени М. В. Ломоносова, а также впервые — независимые исследователи в возрасте полутора лет.

Третья экспедиция была непохожа ни на первую, ни на вторую, за тем исключением, что мы снова пребываем весь остаток августа под впечатлением от Амгуэмы, чукчей, чукотской культуры и прекрасного чукотского языка. И снова хотим вернуться в это замечательное место. Лиля Блюмина, один из новых участников проекта, поделилась своими первыми послеэкспедиционными ощущениями.

17 августа, проведя больше месяца на просторах Чукотки, Третья Великая Чукотская Экспедиция вернулась в Москву.

Перед тем как отправиться в село Амгуэма — конечную цель нашей экспедиции — мы провели пару дней в Анадыре. Те из нас, кто оказался здесь впервые, пошли на прогулку знакомиться с городом, в котором всё удивляло: цветные дома, море совсем рядом, сопки, почти полное отсутствие деревьев, мы в зимних куртках, а местные дети — в футболках, и даже ромашки казались какими-то особенными!

И всё-таки в самой Амгуэме нашлось ещё больше поводов для удивления. Например, непривычным было, что принято здороваться со всеми, кого встретишь на улице, даже с незнакомыми. Речь идёт, кстати, не только о людях: с амгуэмскими собаками мы тоже подружились. Они были, наверно, самой частой причиной опоздания на пары к информантам: хотя идти до большинства из них было не дольше пяти минут, невозможно было не остановиться потискать собаку, которая бежит к тебе навстречу. А вот кошка на всю Амгуэму была замечена только одна.

Наши информанты поражали своим радушием: в ответ на ворох странных предложений на русском и ещё более странных на чукотском, которые мы просили перевести или оценить на грамматичность, они угощали нас чаем, расспрашивали, как дела, и делились историями из собственной жизни. Особенно уютно было на парах, которые проходили в яранге (это традиционный чукотский дом, зимой жители посёлка уже в них не живут, а летом некоторые используют как дачи): сидишь на оленьей шкуре, Баба Люба готовит на огне кавкав (чукотскую лепёшку), параллельно отвечая на твои вопросы, на улице ветер, но в яранге его не чувствуется. Если повезёт, то где-нибудь рядом ещё приляжет отдохнуть собака, и ты сможешь гладить её, пока вопросы задаёт твой коллега.

Общение с информантами совсем не ограничивалось занятиями. Одна из самых весёлых наших информанток, Татьяна Ивановна, иногда, замечая, что кто-то из нас проходит мимо её дома, окликала нас через окошко. Если студент идёт с покупками из магазина, значит, сегодня он дежурный, понимает Татьяна Ивановна и любезно интересуется, что планируется готовить.

Татьяна Ивановна же однажды позвала всех «новичков» на прогулку в тундру. Показала морошку, шикшу, бруснику и голубику — к сожалению, только показала, в этом году лето выдалось холодное, и возможности пособирать ягоды мы почти не застали. Зато дикого лука мы насобирали столько, что едва успели съесть до конца экспедиции. К привалу Татьяна Ивановна тоже подготовилась: взяла с собой котелок, набрала воды из Амгуэмы, развела костёр — и мы пили чай, сидя прямо посреди тундры.

К нашей работе информанты относились очень серьёзно, и каждый проявлял это по-своему. Кто-то, если не мог вспомнить на паре какое-то слово, записывал его в блокнот, а потом просил тех, кто приходил заниматься на следующий день, передать, как же это будет, тому, кто спрашивал. А некоторые звонили нам вечером, звали к телефону нужного экспедиционера и радостно сообщали, что вспомнили, как сказать то, о чём спрашивали утром.

Помимо сбора грамматического материала мы записывали тексты для корпуса: просили информантов рассказать что-нибудь на чукотском, а потом разбирали записанное с кем-то другим из информантов. И тут информанты проявляли самоотверженность, в непонятных местах постоянно предлагая: «Сейчас я позвоню ему и спрошу, что он тут сказал, что это за слово!» Удобно, когда в посёлке живёт всего несколько сотен человек и все друг друга знают. :)

Информанты очень радовались, если у нас получалось правильно сказать что-то по-чукотски. Расстраивать их нескладными предложениями совершенно не хотелось, но что поделать — предложения со звёздочками нужны лингвистам как воздух.

Уезжая, мы обещали вернуться в следующем году. Да и не верилось, что возможно этого не сделать, ведь за месяц Амгуэма стала совсем родной.


В экспедиции принимали участие Лилия Блюмина, Алексей Виняр, Олег Волков, Яника Волкова, Тимур Галимов, Инна Зибер, Мария Игнашина, Полина Касьянова, Алексей Козлов, Анастасия Сидорова, Алексей Старченко, Иван Стенин.