• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 105066, г. Москва,
Старая Басманная ул., д. 21/4

Как до нас добраться

 

Телефон: +7 (495) 772-95-90 доб. 22734

E-mail: ling@hse.ru

По вопросам, связанным с сайтом: portalhseling@gmail.com

Руководство
Заместитель руководителя Ахапкина Яна Эмильевна
Мероприятия
Книга
Proceedings of Third Workshop "Computational linguistics and language science",

Wohlgenannt G., von Waldenfels R., Toldova S. et al.

Iss. 4. EasyChair, 2019.

Статья
Mobility, Telecommunication and Energy Regimes in Svalbard

Vlakhov A.

Journal of Siberian Federal University. Series: Humanities & Social Sciences. 2019. Vol. 12. No. 8. P. 1506-1521.

Глава в книге
Genre Classification Problem: in Pursuit of Systematics on a Big Webcorpus

Shavrina T.

In bk.: Proceedings of Third Workshop "Computational linguistics and language science",. Iss. 4. EasyChair, 2019. P. 70-83.

Шугнанская экспедиция НИУ ВШЭ – 2019

С 29 июля по 10 августа группа студентов и преподавателей Школы лингвистики провели экспедицию в горы таджикского Памира. На высоте 2100–2600 метров они изучали шугнанский язык, знакомились с местными обычаями и, конечно, смотрели на необыкновенные горы. Об экспедиции рассказывают её участники.

Первый раз Школа лингвистики поехала на Памир только в прошлом году. Тогда никто точно не знал, что нас ждёт — первая и последняя известная нам лингвистическая экспедиция на Памир была в далёком 1969 — и мы погружались в почти незнакомый нам язык.

Но в этот раз всё было по-другому. Мы были готовы и к 16-часовой дороге по серпантинам из Душанбе в Хорог, и к блокпостам на пограничной дороге, и к холоду горных рек — но самое главное, мы были готовы к самому шугнанскому языку, ведь к нам присоединилось три студента-ираниста из ИКВиА НИУ ВШЭ.

Сам уже несколько раз упомянутый шугнанский язык — это самый крупный из памирских языков. Памирские языки, в свою очередь — это подгруппа восточноиранских языков. И, вопреки частым представлениям о «малых языках», шугнанский язык очень живой, на нём говорят здесь все, включая лопочущих двухлетних детей.

Всё это время мы жили в городе Хорог — в своеобразном центре маленького «шугнанского мира». Два раза мы выбирались в кишлаки Парзудж и Дашт, там навещали наших шугнанских друзей, ели плов, пили чай с молоком, солью и маслом и записывали тексты.

Информанты поведали нам, как ишаки один за другим срывались в горные ущелья, как в норе живёт грозный снежный барсик (как оказалось, рассказ был про барсука), как пророк 'Иса спас нашего собеседника от тяжёлой болезни, как наша собеседница упустила шанс научиться изгонять джиннов и так далее.

Вся экспедиция была пронизана идеей создания шугнанского устного и письменного корпуса. Если в прошлом году это были первые попытки расшифровки записанных текстов с информантами, то сейчас к концу экспедиции был готов довольно приличный массив размеченных и отглосированных текстов.

Эта работа была бы во много раз труднее, если бы нам не помогали наши местные коллеги-памироведы. Да-да, в ботаническом саду Хорога (втором по высоте в мире!) расположен Институт памирских языков, сотрудники которого занимаются тем же, что и мы — но уже много лет. И многие из них нам помогали с расшифровкой текстов и с академической работой.

Как водится в лингвистических экспедициях, каждому выдали по теме, которой он занимался. Мы смотрели на позицию лично-числовых клитик, отрицание, посессивность, проспектив, число, адвербиализацию, пространственные адлоги, дейксис, лексику... И где-то в далеко маячащих планах есть идея составить «шугнанский сборник» — издать статьи по материалам экспедиции.

Но это ещё не академическое «всё». Ещё мы поработали с местным архивом, который по большей части уже отсканирован, и мы хотим некоторые тексты оттуда включить в корпус. Более того, для этой же самой цели мы искали на компьютерах наших памирских коллег электронные версии всяких шугнанских текстов вроде сказок.

Мы жили в непозволительной по экспедиционным меркам роскоши: европейский двухэтажный дом с современной кухней и ванной, почти на всех хватило кроватей. Да и с хозяевами у нас сложились хорошие отношения: например, на нашем столе мог внезапно будто бы ниоткуда появиться огромный котёл с пловом.

Но, несмотря на то, что нас окружали современные холодильники, чайники и сместители, было всё же ощущение какой-то восточной сказки, сказки с добрыми шейхами (Его Высочество Ага-Хан 4, духовный лидер местных мусульман-исмаилитов), разбойниками (афганцы прямо за рекой), мудрецами (старики в кишлаках и некоторые наши коллеги), несчастными поэтами-суфиями (шугнанский бард Лидуш Хабиб, звучащий из колонок и гитар)... И мы были рады быть персонажами этой недолгой сказки.