• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Статья
Forms and features: the role of syncretism in number agreement attraction

Slioussar N.

Journal of Memory and Language. 2018. Vol. 101. P. 51-63.

Глава в книге
Discovering dialectal differences based on oral corpora

Andriyanets V., Pakendorf B., Daniel M.

In bk.: Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии: По материалам ежегодной международной конференции «Диалог» (Москва, 30 мая — 2 июня 2018 г.). Iss. 17(24). M.: Russian State University for the Humanitie, 2018. P. 28-38.

Препринт
Nominative object in modern North Russian dialects

Ronko R.

Linguistics. WP BRP. НИУ ВШЭ, 2017. No. 61.

Экспедиция НУГ «Эффекты модальности в синтаксисе русского жестового языка» в Новосибирск

С 26 февраля по 4 марта двое участников НУГ «Эффекты модальности в синтаксисе русского жестового языка» — Кирилл Аксенов и Лена Пасальская — были в экспедиции в Новосибирске, где собирали данные по структуре именной группы и немануальному отрицанию в РЖЯ.

Это может показаться парадоксальным, но в Новосибирске, где глухих около трёх тысяч, организовать работу с большим количеством информантов в сжатый срок оказалось проще, чем в Москве, где их более десяти тысяч. Отчасти это связано с тем, что новосибирские глухие, в отличие от московских, ещё не устали от лингвистов и с энтузиазмом берутся помогать слышащим, изучающим РЖЯ. Но не менее важна была роль Ольги Вариновой, Светланы Елфимовой и Марины Борисовой — преподавателей НГТУ, где с 2014 года ведётся подготовка переводчиков русского жестового языка. Именно коллеги из НГТУ нашли глухих, заинтересованных в участии в исследовании, и организовали их непрерывный поток к Лене и Кириллу.

Исходно принять участие в исследовании должны были 50 носителей РЖЯ: глухих и слабослышащих. Однако кто-то из информантов забывал приходить, а у кого-то в последний момент появлялись неотложные дела - и в итоге Лена с Кириллом записали лишь 39 носителей.С 11 утра до 5 вечера работа с информантами велась в здании НГТУ, а с 18:00 по 20:30 — уже в квартире, которую снимали Лена и Кирилл. Притом информанты порой приходили раньше назначенного срока, чем заставали исследователей врасплох и лишали их обеда.

Самым напряжённым днём работы оказался понедельник — в этот день ни один из информантов не прогулял пары. Самыми расслабленными — пятница и суббота: за эти два дня Лена с Кириллом записали лишь шесть информантов.

Работа с глухими информантами несколько отличалась от работы со, скажем, носителями малых языков. Обычно в полевых исследованиях лингвисты стараются работать с каждым информантом отдельно, чтобы разные носители не влияли друг на друга. Во время же новосибирской экспедиции глухие за редким исключением работали в парах: и ровно для того, чтобы они друг на друга влияли. Дело в том, что глухим, по их словам, сложно говорить на РЖЯ вне диалога с другими глухими: они сковываются и выдают кальку, оказавшись один на один с камерой. Разговор же с другим глухим (пусть даже заключающийся в обсуждении примеров) помогал им держаться естественнее. Вообще, идеальной была ситуация, когда двое глухих работали перед камерами, за которыми стоял третий глухой, периодически комментирующий то, что породили первые двое. К сожалению, третий глухой был доступен далеко не всегда.

Собственно, само наличие камер также отличает работу с носителями РЖЯ от работы со слышащими информантами. Некоторые глухие — особенно те, что принимали участие в лингвистическом исследовании впервые — признавались, что стесняются видеосъемки. Их можно было успокоить лишь тем, что видео с ними будут показываться лишь учёным и исключительно с согласия самих информантов. Это, надо сказать, помогало; более того, большинство информантов дало разрешение на использование видео со своим участием в докладах и статьях. Осталось лишь подготовить эти доклады и написать эти статьи.

В остальном же глухие информанты ничем не отличались от слышащих: они так же проявляли инициативу, так же уставали и так же апеллировали к своему жизненному опыту при порождении примеров. Так, скажем, не всегда получалось элицитировать пример «Добавьте две ложки соли в суп», потому что «две ложки — это слишком много».

Для Лены Пасальской это была не первая поездка в Новосибирск с целью изучения РЖЯ, но самая продолжительная и напряжённая с точки зрения количества информантов. В самые загруженные дни выручали её опыт — и накопленные связи. Так, в самый тяжёлый день на помощь Лене с Кириллом пришли Лера Душкина и Вика Копылова — местные переводчики, интересующиеся изучением РЖЯ, с которыми Лена познакомилась в одну из предыдущих поездок. А в последний день Лера и Вика провели московским коллегам экскурсию по центру города.