• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 105066, г. Москва,
Старая Басманная ул., д. 21/4

Как до нас добраться

 

Телефон: +7 (495) 772-95-90 доб. 22734

E-mail: ling@hse.ru

По вопросам, связанным с сайтом: portalhseling@gmail.com

Руководство

Руководитель Рахилина Екатерина Владимировна

Заместитель руководителя Ахапкина Яна Эмильевна

Книга
Введение в науку о языке

Кибрик А. Е., Федорова О. В., Татевосов С. Г. и др.

Буки Веди, 2019.

Статья
ДОСТАЛИ ТАК УПОТРЕБЛЯТЬ ИНФИНИТИВ! О НОВОЙ КАУЗАТИВНОЙ КОНСТРУКЦИИ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Полински М., Левонтина И. Б.

Диалог. Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии. 2019. № 18. С. 361-373.

Глава в книге
Lexical Diversity and Colour Hues in Russian Poetry: A Corpus-Based Study of Adjectives

Lyashevskaya O., Vlasova E.

In bk.: Quantitative Approaches to Versification. Institute of Czech Literature of the Czech Academy of Sciences, 2019. P. 131-141.

«Суть Digital Humanities — в междисциплинарном сотрудничестве»

«Суть Digital Humanities — в междисциплинарном сотрудничестве»

Доцент школы лингвистики Франк Фишер работает в НИУ ВШЭ с середины 2016 года. Ранее он был сотрудником Центра цифровых гуманитарных исследований (Centre for Digital Humanities) в Университете Гёттингена. Имея солидный опыт в области Digital Humanities, Франк сразу же развил активную исследовательскую деятельность в Вышке. Он стал со-основателем Центра цифровых гуманитарных исследований НИУ ВШЭ и возглавляет научно-учебную группу «Digital Literary Studies». В январе Франк Фишер был избран одним из трех директоров европейского консорциума DARIAH, поддерживающего цифровые исследования в гуманитарных областях. Теперь он намерен использовать свое участие в работе DARIAH для вывода проектов в НИУ ВШЭ на новый уровень.

Франк, вы живете в Москве и работаете в Вышке уже 9 месяцев. Как вам здесь?

Я приехал в Россию из Гёттингена, прямо как Ленский у Пушкина. Гёттинген славится своими университетскими традициями, но он на два порядка меньше Москвы по населению. Поэтому моё первое впечатление было исключительно пространственное, ощущение масштаба. К счастью, тогда в Москве как раз наступало лето, самое хорошее время для того, чтобы гулять и исследовать город.   

Расскажите о своих впечатлениях от Вышки. Вы ведь работали в разных западных университетах, есть с чем сравнить.

Фокус на исследованиях — вот то, что убедило меня стать сотрудником НИУ ВШЭ. До этого я много занимался научной инфраструктурой, и времени собственно на науку оставалось не так много. В Вышке у меня достаточно времени и ресурсов для ведения исследований.

Вы занимаетесь т.н. цифровыми гуманитарными науками (Digital Humanities), которые пока остаются новой областью исследований. Не так много людей представляет, что это такое. Не могли бы вы рассказать в общих чертах?

Я думаю, цель цифровых гуманитарных наук может быть сформулирована в виде риторического вопроса: а почему бы нам не использовать компьютеры и другие электронные устройства в гуманитарных исследованиях в большем объеме, чем просто для набора текста в Word и работы с электронными таблицами? Здесь прекрасно то, что мы не должны при этом начинать с нуля. В гуманитарных областях есть богатые традиции формализма, позитивистских подходов, структурализма — мы можем строить наши исследования на этом фундаменте. Когда мы осуществляем какое-то масштабное исследование с большим количеством данных, такая опора становится необходимой. Поэтому мы сотрудничаем с коллегами из разных дисциплин, в том числе из точных и естественных наук. Вся суть Digital Humanities — в междисциплинарном сотрудничестве, исследования здесь обычно осуществляются в виде совместных проектов.

Кстати, что всегда особенно интересно в наших исследованиях — это данные, с которыми мы работаем. Объекты исследования в гуманитарных областях, превращенные в нули и единицы, остаются сложными, неоднозначными сущностями. Поэтому интерпретация результатов всегда должна происходить с оговоркой. Наши результаты никогда не должны создавать впечатление незыблемых, однозначно интерпретируемых — все-таки мы работаем с результатами человеческого воображения, со сложными продуктами интеллектуальной и творческой деятельности.

В Вышке теперь есть отдельный Центр цифровых гуманитарных исследований, и вы — его важная часть. Расскажите, какие у Центра планы?

Да, Центр был основан в прошлом году, но список проектов уже сейчас выглядит внушительно. Главное направление работы — связь и организация сотрудничества с коллегами на факультете и за его пределами. Мы стараемся привлечь коллег, которые заинтересованы сотрудничать с нами или добавить «цифровую составляющую» в свою исследовательскую и педагогическую деятельность.

Еще мы стараемся уделять внимание разработке альтернативных форм преподавания — мастерским, хакатонам, прикладным тренингам и школам. Например, в прошлом году мы провели Первую московско-тартускую школу по цифровым гуманитарным исследованиям в Ясной Поляне и сейчас планируем вторую. Интерес к школе нас просто поразил: мы получили более 300 заявок, но, к сожалению, мы смогли принять только 40 человек.

Я считаю, что у цифровых гуманитарных наук в России хорошие перспективы. По всей стране появляются коллективы исследователей, мы общаемся с коллегами из Красноярска, Томска, Перми, Санкт-Петербурга и других городов. Надеюсь, у нас получится организовывать совместные проекты и мероприятия.

Ваша активность в Вышке становится все более заметной. Например, недавно была одобрена новая НУГ по цифровым исследованиям литературы, которую вы возглавляете. Можете рассказать немного об этом? Каких результатов вы ожидаете?

Сегодня дети уже растут в цифровой среде, и для них освоение цифровых инструментов — естественный процесс. Отчасти благодаря этому дистанция между преподавателем и студентом в нашей области оказывается короче, чем в других дисциплинах. Поэтому имеет смысл вовлекать студентов в исследования на самом раннем этапе.

А что касается НУГ — мы рады, что он был одобрен, и уже активно работаем. Сейчас мы собираем корпус русской драматургии в формате Text Encoding Initiative (TEI) — это международный стандарт для цифровых изданий и коллекций текстов. Опираясь на эту разметку, мы будем анализировать пьесы и персонажей методами анализа социальных сетей, чтобы проследить эволюцию драматургии в России с конца XVIII до начала XX века. Как я уже говорил ранее, нам не приходится «изобретать велосипед» с нуля. Так, еще в 1930-е русский литературовед Борис Ярхо подсчитывал распределение речи в пятиактной трагедии, проведя количественное исследование 153 немецких, французских и русских пьес. Это особенно впечатляет, учитывая что Ярхо не мог пользоваться компьютером. Мы работаем в русле этой традиции.

Вы недавно стали одним из директоров DARIAH, европейской цифровой инфраструктуры для гуманитарных исследований. Расскажите, пожалуйста, как ваше участие в ней соотносится с вашими исследованиям и преподавательской работой в Вышке?

В начале интервью я упоминал, что до перехода в Вышку в основном работал с цифровыми инфраструктурами. Должен сказать, что я был счастлив отдохнуть от этого и заняться исследованиями, но по прошествии времени начал немного скучать по инфраструктурной работе. Поэтому когда я увидел объявление DARIAH, решил подать заявку. С 1 января 2017 года я — один из трех директоров организации, которая связывает несколько десятков университетов и исследовательских центров в 22 странах Европы. Я благодарен НИУ ВШЭ за поддержку моей инициативы и надеюсь, что в новой должности я смогу установить и укрепить связи между исследователями в области Digital Humanities. 

Последний вопрос будет философским. Почему именно Digital Humanities? Что привело вас в эту сферу и что заставляет думать, что именно она стоит вашего времени и усилий?

О, тут у меня есть простой ответ. Когда я начал учиться, я не мог выбрать между компьютерными науками и литературой. Поэтому я изучал и то, и другое. Я не мог тогда предвидеть, что появятся цифровые гуманитарные науки, так что, наверно, это было счастливое совпадение. Кстати, это вообще всегда интересно — спрашивать «цифровых гуманитариев», как они пришли к тому, чем занимаются. Эти истории поражают разнообразием, которое характерно для Digital Humanities в принципе. Просто потому, что большинство из нас занимается чем-то таким, что просто нельзя было изучать в годы, когда мы учились в университетах.