• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 105066, г. Москва,
Старая Басманная ул., д. 21/4

 

🧭 Как до нас добраться

 

Телефон: +7 (495) 772-95-90 доб. 22734

E-mail: ling@hse.ru

Руководство
Заместитель руководителя Ахапкина Яна Эмильевна
Глава в книге
Automated Metaphor Identification in Russian and Its Implications for Metaphor Studies
В печати

Badryzlova Y., Lyashevskaya O., Nikiforova A.

In bk.: Distributed Computing and Artificial Intelligence, Volume 2: Special Sessions 18th International Conference (Lecture Notes in Networks and Systems 332). Vol. 2. Springer, 2021. Ch. 8. P. 86-96.

Препринт
Effort versus performance tradeoff in lemmatisation for Uralic languages

Tyers F. M., Bibaeva M.

Proceedings of the Sixth International Workshop on Computational Linguistics of Uralic Languages. 2020.iwclul-1.2. Association for Computational Linguistics, 2020

Экспедиция в Ивановскую область

О студенческой фольклорной экспедиции рассказывает Юлия Кувшинская (Материал в "Окнах Роста")

Экспедиция в Ивановскую область

А.А.Надобнов и руководители экспедиции. Мугреево-Дмитриевское
Кувшинская Юлия Михайловна

Доцент Школы лингвистики

Юлия Кувшинская, доцент школы лингвистики факультета гуманитарных наук

Ивановская область – огромный регион в Центральной России, возникший, однако, поздно – уже при советской власти. Чтобы создать «пролетарскую» область с центром в старинном селе Иваново, знаменитом текстильной промышленностью, от Владимирской, Нижегородской и Костромской губерний отрезали по внушительной части. В итоге здесь до сих пор почти не работали фольклористы (за исключением ивановских специалистов по рабочему фольклору). Как сказала одна известная полевая исследовательница: как подать в отчете сборный регион? Множество локальных традиций, сел, множество жизненных историй и человеческих судеб оказались как будто обойдены вниманием, а ведь полтора века назад эти места привлекали этнографов, бытописателей, историков.

Таким образом, студенческая фольклорная экспедиция НИУ ВШЭ оказалась в некотором смысле в роли первопроходцев. Интересно, что идею выбрать этот регион подсказала одна из студенток, которая, приехав в Ивановскую область к бабушке, увлеклась местными легендами о Святом озере.

А.А. Надобнов и участники экспедиции. Мугреево-Никольское
А.А. Надобнов и участники экспедиции. Мугреево-Никольское

Экспедиция побывала главным образом на юго-востоке области, проехав по маршруту Шуя – Южа – села Южского и Пестяковского районов. Что же мы увидели в Ивановской области?

Очень живописную, очень русскую природу: изгибы рек, волны пригорков, могучие раскинувшиеся березы. Синие от люпинов луга в июне. Клюквенные и черничные болота, в которых, по преданиям, жила кикимора.

Бедность и бездорожье. В первую нашу поездку мы жили в селе Мугреевский на Святом озере. Туда пришлось ехать 40 км по земляной дороге, при этом местные водители с гордостью говорили, что дорога хорошая, проезжая, не то что в мае. Впрочем, асфальт есть только на междугородних шоссе и в райцентре. В селах же, даже там, где асфальт был, от него не осталось и следа.

В советское время здесь были богатые колхозы с локальным производством всего на свете: молочными, консервными, льняными заводиками, кузницами, тракторными станциями, а также школами, детскими садами, больницами… Теперь все это разрушено, в селах остались главным образом пожилые люди. Но надежда не умирает! «Приезжайте к нам жить, – говорили нам везде. – У нас ведь так красиво!» Что правда, то правда.

Немного об области и ее городах. Шуя

Иваново, Шуя – города рабочих. До сих пор тут работают известные на всю страну ткацкие производства. Но если Иваново – крупный город, отстроенный в советские годы, то Шуя – небольшой старинный городок. В Шуе широченная центральная пешеходная улица с бывшими дворянскими и купеческими домами, деревянные двухэтажные дома с изысканной резьбой. Прогулка по центральным улицам поражает: мало где в России встретишь такое разнообразие деревянной резьбы на домах.

Для Ивановской области вообще очень характерны богатые орнаменты на окнах, резные мезонины, украшенные двери. По поверьям, хитросплетения орнамента не дают злым духам проникнуть в дом через окно, дверь, чердак.

В Шуе сохранились древние валы, старинные церкви. В центре возвышается великолепный восстановленный Воскресенский собор и – удивительный пример – памятник пострадавшим за веру авторства скульптора А.И. Рукавишникова, поставленный на народные пожертвования на центральной площади перед собором. Дело в том, что в Шуе в 1922 году во время кампании по изъятию церковных ценностей поднялось народное рабочее восстание: жители Шуи вышли на защиту Воскресенского собора. Восстание было подавлено войсками, несколько жителей, в том числе священников, было убито. Именно это событие положило начало масштабному и кровавому гонению на Церковь в 20-х годах XX века, и в память о пострадавших был установлен этот памятник.

Вокзал в Шуе
Вокзал в Шуе

Интересно, что локальная идентичность совсем не обязательно выстраивается идейно последовательно. Жители Шуи связывают историческое значение своего города и с Шуйским восстанием, и с Шуйской иконой Богородицы, и с шуйскими тканями и мылом, и с К. Бальмонтом, и с М. Фрунзе[1], который работал в Шуе и которому здесь посвящен отдельный музей. Немного о Бальмонте: русский поэт Константин Бальмонт провел в Шуе детство, учился здесь в гимназии. В центре города, в великолепном особняке (если не сказать дворце), располагается литературно-краеведческий музей, где поэту и его роду посвящено несколько комнат. Перед дворцом-музеем – скульптура поэта, тонкий, вдохновенный образ, созданный скульптором И. Бычковым: руки сложены, волосы развеваются на ветру. Бальмонт не очень любил Шую: он стремился в столицы, в Шуе его исключили из гимназии за участие в антиправительственном кружке, в студенческие годы сослали сюда за революционную деятельность. Однако поэт бывал здесь у родных, а позже, в эмиграции, описал Шую и родовое село под Шуей в романе «Под новым серпом».

В Шуе во время разведывательного выезда руководители экспедиции познакомились с диалектологами из Шуйского педагогического университета, работавшими прежде в том же районе, куда мы направлялись. В лучших традициях старой русской интеллигенции руководитель диалектологического кабинета Л.П. Батырева не только обсудила с нами особенности района, специфику фольклорного материала, но и провела нас по городу, показала самые выразительные примеры деревянной резьбы, рассказала об истории, о музеях – и отвела в лучшую в городе кофейню, где бариста – студенты Ларисы Петровны – угощали нас так радушно, как дома угощают гостей. Позже, возвращаясь из экспедиции, мы не раз вспоминали ее добрым словом – и гуляя по городу и по музею, и празднуя в кофейне окончание экспедиции.

Отправляемся в Южский район – на место экспедиции

Южский и Пестяковский районы, где работала экспедиция, когда-то входили во Владимирскую губернию, Гороховецкий и Вязниковский ее уезды. Культурно и экономически эти места связаны с Владимирской областью, а восточная их часть (села Мугреевский и Нижний Ландех) – с Нижегородской.

Святое озеро. Мугреевский
Святое озеро. Мугреевский

Южа. Фабрика. Театр

Собственно Южа – это поселок, возникший вокруг ткацкой фабрики Балиных. До сих пор южане, особенно работники ткацкой фабрики, вспоминают А.Я. Балина и его сыновей с благодарностью. Фабриканты организовали здесь, среди лесов и болот, крупное производство и много заботились о рабочих: построили казармы с квартирами для каждой семьи, больницу, школу, богадельню и – гордость Южи – Народный дом (сейчас это Дом культуры). Весьма необычное в архитектурном отношении белое здание, построенное по проекту архитектора Г. Гельриха, вмещало в себя театр, фойе, бильярдную, библиотеку. Вдохновившись во время различных поездок театральными представлениями, Балины захотели организовать у себя театр. При фабрике возник народный театр из рабочих. Балины приглашали и профессиональных актеров, но актеры из рабочих пользовались большей популярностью, так что в конце концов в Юже устоялся народный фабричный театр, который ставил и известные пьесы, и спектакли по местным сценариям. К сожалению, не сохранилось свидетельств о бытовании здесь народной драмы – уникального фольклорного явления, собственно народного театра. Но есть основания думать, что участникам южского рабочего театра были известны народные драмы «Царь Максимилиан», «Лодка» и др.

Народный фабричный театр просуществовал в Юже все годы советской власти и продолжает активно работать (в том же старинном здании, в старинном зрительном зале) под руководством уроженки Южи Елены Артемьевой.

Театр в Юже – настоящий центр культурной жизни. Режиссер подбирает актеров напрямую из жителей города, нередко просто подходя на улице и приглашая незнакомого человека на ту или иную роль. Такое приглашение обычно воспринимается как большая честь. Один из жителей даже полгода растил бороду, чтобы сыграть свою роль в спектакле. Конечно, обратная сторона такого подлинно народного театра – непредсказуемость поведения как публики (родственников, друзей и соседей актеров), так и самих актеров на сцене. Здесь мать может встать и горячо поддержать дочь или сына, погибающего в трагической сцене. Но не это ли создает особую атмосферу, особое и редкое обаяние народного театра Южи?

Южане гордятся своим театром и уверены, что, если гости не побывали в южском театре, они еще не знают местной культуры.


[1] Красноармейский военачальник времен Гражданской войны.

Домнино. Г.В. Масленникова и участники экспедиции
Домнино. Г.В. Масленникова и участники экспедиции

Офени

Многие жители сел Южского и Пестяковского районов – это потомки офеней разносчиков товара по деревням. Опасный офенский промысел был важнейшим в этом районе, где на неплодородных землях крестьянский труд был малопродуктивным. Крестьяне нанимались торговать по деревням разным мелким товаром – галантереей, текстилем, книгами, а особенно иконами, которые в изобилии писали в окрестных селах (Холуе, Палехе, Мстере). Лингвистам известно офенское арго – тайный язык, с помощью которого разносчики делились сведениями, предупреждали об опасностях. Некоторые офенские слова позже вошли в общий жаргон: «манатка», «клево», «коцать», «халява», да и «феня» («ботать по фене»). Порой офеням удавалось разбогатеть, так что они не ходили по деревням, а нанимали односельчан.

Офенский промысел требовал скрытности, осторожности. До сих пор местное население отличается сдержанностью в общении и выражении чувств. Экспедиционерам не всегда было легко разговорить потомков офеней: они осторожны с чужаками, но при этом могут оказаться и отзывчивыми, и радушными, и готовыми помочь – не на словах, а на деле.

Храмы, мастера и святые

Важнейшее явление народной культуры, а в прошлом и экономической жизни этих мест – это иконописные промыслы. Палех, Холуй, Мстера издавна были центрами иконописи. Здесь писали богато орнаментированные, со множеством клейм, порой двух- и даже четырехчастные большие иконы по заказу местных купцов и крестьян. Изготавливали и дешевые массовые иконки для народа.

После революции иконописцы вынуждены были применить навыки утонченного письма для росписи лаковых шкатулок, заколок и т.п. Так появилась знаменитая палехская, холуйская, мстерская лаковая миниатюра.

О трагедии иконописцев начала XX века, о традициях и технологии местной иконописи, реставрации здешних храмов нам рассказывал замечательный искусствовед и хранитель древностей, директор Холуйского художественного училища и Южского дома ремесел М.Б. Печкин.

Церковная культура и история – это то, что поразило в Ивановской области даже далеких от изучения религии студентов: тут и сохранившаяся до наших дней деревянная храмовая скульптура (Христос в темнице, голова Иоанна Предтечи, святитель Николай, скульптуру которого переоблачают в одеяния разных цветов в зависимости от церковного праздника), и множество легенд о разрушении храмов и о Божьей помощи. А сколько удивительных минут провели наши студенты, пробираясь в заброшенные, зарастающие березами и все же великолепные в своей трагической судьбе храмы Нижнего Ландеха, залезая наверх, на крыши этих величественных памятников веры, с изумлением оглядывая раскинувшиеся вокруг леса и поля. Богатые офени оставили потомкам великолепные соборы с до сих пор сохранившимися колоссальными резными иконостасами.

Местные краеведы – Г.В. Сиднева из Хотимля, библиотекарь Л.Ю. Дикина из села Мугреево-Никольского – с любовью рассказывали об истории храмов и своих сел. Некоторые храмы понемногу восстанавливают, но большая их часть закрыта. Говорят, что некий меценат дал денег на реставрацию соборов Нижнего Ландеха, нанял рабочих – да и уехал. Деньги и материалы разворовали, и грандиозные руины по-прежнему возвышаются над селом.

В этих местах было принято в каждой деревне ставить часовни, посвященные тем или иным святым. В богатом Нижнем Ландехе – настоящие мини-церкви, теперь уже наполовину разрушенные. В Хотимле и окрестных деревнях – каменные часовни-столбики, напоминающие памятник. А вот в городе Южа в часовне хранится икона Богоматери «Неопалимая купина» – чрезвычайно почитаемая в этих местах, ибо она хранит дом от пожара, а обход дома с этой иконой останавливает пожар. С этой иконой связана совсем недавняя легенда: местный житель при растопке печи обнаружил металлическую икону в дереве, разрубленном на дрова. Икона стала очень почитаемой в Юже, и для нее устроена специальная часовня.

Здесь почитают местных, неканонизированных святых: блаженного Андрея в Нижнем Ландехе, юродивого, прорицателя; Анну, не отдавшую ключей от кладбищенского храма Нижнего Ландеха тем, кто хотел его разрушить; старца Алексея в селе Мугреево-Никольском.

Ряполово. Исполнительницы народных песен
Ряполово. Исполнительницы народных песен

Сакральная география

Интересна народная, в том числе сакральная, география этих мест. В Хотимле и Нижнем Ландехе каждая возвышенность, ложбинка, уголок имеет свое название: Попов луг, Дубинина гора, Черный угол, Собачья нога, Чагина яма, Граф (место, где жил мужик по прозвищу Граф), Свято (озеро).

В Хотимле есть Масленая гора: здесь на Масленицу устраивали высокие костры из жердей, старых лодок и корзин, всякого хлама, а наверху ставили колесо. Костер горел, колесо падало и огненным шаром скатывалось с горы к восторгу мальчишек. Этот весьма архаический обряд дожил до современности, пока в селе были дети. Но наибольшего расцвета он достиг в конце советских времен, когда в районе появилось производство покрышек и не было недостатка в старой резине для колес. Мальчишки катали горящие покрышки весь масленичный вечер и возвращались чумазые и счастливые.

Яркое явление местной сакральной географии – озера. Рассказывают, что они возникли на месте ушедших под землю церквей. Такие легенды и предания можно услышать о Горшковом озере: на холме стояла церковь, она упала, и на ее месте образовалось озеро – оно чистейшее, вода в нем целебная. На месте провалившейся часовни возникло, по местному преданию, и озеро Ряба. Но особенно много легенд рассказывают о Святом озере. Вокруг Святого озера образовался целый круг сюжетов: и о старце Филарете, некогда поселившемся в этих местах, выкопавшем колодец, который затем обветшал и разлился в озеро, и о том, что провалилась церковь, и о подземном ходе между женским и мужским монастырями, который обрушился и дал начало озеру; и о возникновении озера из слез монахинь, оплакивающих убитых детей, и др. А еще об особенной прозрачности, целебных свойствах, отсутствии дна, семи ключах, бьющих на дне. И о том, как в «последние времена» озеро начнет засыхать и уменьшится до размеров колодца.

Н.Н. Шерстобитова и участники экспедиции
Н.Н. Шерстобитова и участники экспедиции

Песни

Предметом нашего особенного интереса была народная песенная традиция. Мы надеялись записать жестокие романсы и баллады, а если повезет – то и более ранние народные песни. И нам повезло: в селе Нижний Ландех мы познакомились с народным хором, который до сих пор сохранил местный репертуар – плясовые, свадебные песни.

Надо сказать, что в каждом селе при Доме культуры сейчас есть хор. Такие хоры поют современные авторские, эстрадные песни – песни «из телевизора», а теперь и «из интернета». Традиционные народные песни непопулярны и давно забыты сельскими хорами. Поэтому ландеховский хор «Лебедушка» – уникальный. Образованный когда-то из местных доярок, хор пел старинные песни, усвоенные от бабушек и матерей. На смену тем давним исполнительницам пришли их дочери, которые до сих пор хранят исконную местную песенную традицию.

Мы встретились с хором «Лебедушка» в клубе за чаем – и рассказам о старинной свадьбе, Рождестве, Троице, и песням не было конца. Тут и «Что по морю, морю синему», и «Ванька-ключник», и смешные и нескончаемые, как само народное веселье, плясовые песни. Расходясь поздно вечером, участницы хора сказали нам: «Ну, мы вам немножко попели. Все не перепоешь! Это у нас еще нет Кати Рудометовой – вот кто певица так певица!» А затем Н.В. Агеичева, руководитель Дома культуры, поделилась уникальными видеозаписями песен в исполнении Е. Рудометовой и Л. Красильниковой. И сколько еще народных песен из репертуара хора мы обнаружили в песеннике одной из его участниц!

Народная песня в действительности не предполагает зрителя, слушателя, она рассчитана на общее участие. Слушать ее не так легко, но стоит начать подпевать – и песенная стихия захватывает, ни один из бесконечных куплетов не кажется лишним, и каждый голос и подголосок находит свое место. По настоянию ландеховских бабушек из хора мы стали учить народные песни. И в экспедиции следующего года, уже в селе Хотимль, поздним вечером, закончив дела – помыв посуду, обсудив находки этого дня, расшифровав записи, – экспедиционеры выходили петь на улицу. Почему на улицу? Хотелось простора и свободы. Народная песня так и просится плыть над полями и лесами, над рекой. А те, кто оставался в доме, работая допоздна или собираясь спать, затаенно ловили переливы старинной песни в ночи. Может быть, это было самым удивительным воспоминанием лета 2019 года.

Домнино
Домнино

***

О фольклорных экспедициях в Ивановскую область можно рассказать очень многое: и о народных традициях (например, о том, как на свадьбу наряжают и дарят жениху елочку – символ невесты; как на Троицу купают в реке березу; как нужно обращаться с домовым и как оберечься от летающего огненного змея), и о неповторимой истории каждого села (чего стоит одна только история народного ополчения К. Минина, пришедшего в Мугреево-Никольское, вотчину Д. Пожарского, просить князя возглавить войско), и – более всего – об общении с людьми: молодыми и старыми, и каждый из них – со своей жизненной историей, и каждый готов поделиться радостями и горестями прошлой жизни, обсудить наше общее настоящее.

Среди тех, общение с кем было для нас особенно важным, – не только бабушки, но и люди, которые в наше время отдают все свои силы тому, чтобы жизнь в районе была интересной, живой, наполненной; кто заботится о местных жителях и помогает гостям района. Это Е.П. Чернигина, заместитель главы Южского района по вопросам культуры, образования, социальной сферы, молодежи и спорта, работники культуры М.Е. Пугачева, Ю.Н. Колесова, Л.Ю. Дикина, вся администрация Хотимльского сельского поселения во главе с Д.В. Юшковым, работники местного Дома культуры, организатор фольклорных праздников и экскурсий Е. Процик и многие другие.

В разнообразном общении и было, наверное, наше открытие России – живой, не умещающейся ни в одно книжное описание, соединяющей в себе и прошлое, и будущее.