• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 105066, г. Москва,
Старая Басманная ул., д. 21/4

 

🧭 Как до нас добраться

 

Телефон: +7 (495) 772-95-90 доб. 22734

E-mail: ling@hse.ru

Руководство
Заместитель руководителя Ахапкина Яна Эмильевна

Редактор сайта — Андриан Викторович Влахов

Статья
“Volume 91”: An electronic index to the complete works of Leo Tolstoy

Orekhov B.

Journal of Siberian Federal University. Series: Humanities & Social Sciences. 2020. No. 12. P. 2049-2055.

Глава в книге
Social Network Analysis in Russian Literary Studies

Fischer F., Skorinkin D.

In bk.: The Palgrave Handbook of Digital Russia Studies. Palgrave Macmillan, 2021. Ch. 29. P. 517-536.

Препринт
Three -En In Northern Khanty: 2sg Possessive, Salient, And Anaphoric Articles

Stepan K. Mikhailov.

Linguistics. WP BRP. НИУ ВШЭ, 2020. No. 101.

Молодые исследователи в Лаборатории по формальным моделям в лингвистике

Возникнув на базе Школы лингвистики, Научно-учебная лаборатория по формальным моделям в лингвистике за несколько лет стала одним из самых интересных подразделений факультета гуманитарных наук. О своей работе в лаборатории рассказали стажеры-исследователи, студенты 3 курса бакалавриата направления «Фундаментальная и компьютерная лингвистика» Максим Бажуков и Анна Постникова.

Молодые исследователи в Лаборатории по формальным моделям в лингвистике

© НУЛ по формальным моделям в лингвистике НИУ ВШЭ

Возникнув на базе Школы лингвистики, Научно-учебная лаборатория по формальным моделям в лингвистике (руководитель — С.Ю.Толдова) за несколько лет стала одним из самых интересных и эффективных подразделений факультета гуманитарных наук.

В лаборатории начинают свою научную карьеру многие молодые исследователи. О том, как они попадают в научный коллектив, как складываются их научные интересы и как им вообще нравится жить внутри лаборатории, рассказали стажеры лаборатории, студенты 3 курса бакалавриата направления «Фундаментальная и компьютерная лингвистика» Максим Бажуков и Анна Постникова. 

В конкурсе научно-исследовательских работ студентов этого года они попали в число лучших: Максим Бажуков занял третье место с работой «Динамика расширения н-форм местоимения третьего лица с формами сравнительной степени (по данным корпуса)» (научный руководитель М.А.Даниэль), а работа Анны Постниковой «Грамматикализация и тип эвиденциальной системы» (научный руководитель: Ю.А.Ландер) стала одним из лауреатов конкурса. 

В прошлом году Максим и Анна написали на эти темы свои первые курсовые, которые получили самые высокие оценки. Курсовая Максима Бажукова была оценена на '10' и, кроме того, получила специальный приз.  

Курсовая работа Максима Бажукова получила традиционный для Школы лингвистики Приз имени Числительного, который присуждается за работы, связянные с выдающимся применением количественных и статистических методов в языкознании

Но первые научные работы Максима и Анны оказались не связанными с формальной лингвистикой в строгом смысле слова. Тем интереснее было узнать о том, какие пути привели их в лабораторию по формальным моделям в лингвистике. 

Анна Постникова провела аккуратное типологическое исследование эвиденциальных систем (заметим: в сложных карантинных условиях), результатом которого стало исключительно красивое наблюдение о соответствии типа системы и степени грамматикализации используемого маркера. Надо сказать, что эвиденциальность (кодирование способа получения говорящим описываемой информации) ранее представала в качестве неоднородного семантического поля, ассоциирующегося с явлениями, на первый взгляд, мало сравнимыми.

Работа Ани Постниковой, впоследствии вылившаяся в доклад на конференции «Типология морфосинтаксических параметров» и подготовку публикации, внесла в этот видимый хаос элементы порядка, упорядочив разные эвиденциальные значения относительно шкалы морфосинтаксической автономности.

Ландер Юрий Александрович

Международная лаборатория языковой конвергенции: Ведущий научный сотрудник

 
Мы спросили третьекурсников, как они попали в стажеры лаборатории и как получилось, что из всех направлений они выбрали именно формальную лингвистику — далеко не самое простое направление в современном языкознании.

Как Вы попали в стажеры лаборатории?


Анна:
Меня пригласили в формальную лабораторию в конце третьего модуля второго курса после завершения ридинг-группы по формальному синтаксису, которую проводили Даша Бикина и Полина Касьянова, на тот момент сотрудники лаборатории. Перед этим я уже несколько месяцев посещала семинары лаборатории, только в качестве вольнослушателя. Я была хорошо знакома со многими сотрудниками лаборатории: некоторые из них вели у меня курсы в какой-то момент обучения, с другими я ездила в экспедиции.

Максим: Сотрудники лаборатории, кроме своих задач там, являются также преподавателями. Лаборатория занимается большим кругом тем, поэтому сотрудники преподают и курсы общего и формального синтаксиса, и курсы по формальной семантике, и по экспериментальным исследованиям языка и другие. Меня пригласили после одного из занятий по курсу общего синтаксиса. Но я также участвовал в ридинг-группе, о которой говорит Аня, и посещал семинары лаборатории вольным слушателем.

Почему формальная лингвистика?

Анна: Я заинтересовалась формальной лингвистикой (а именно генеративным синтаксисом) после прочтения "Введения в генеративную грамматику" О. Митрениной, Е. Романовой и Н. Слюсарь. Еще больше мой интерес укрепили курс общего синтаксиса и ридинг-группа по формальному синтаксису. Тем не менее на тот момент я только изучала имеющиеся исследования, не занимаясь формальной лингвистикой самостоятельно. 

Несмотря на то, что формальная лингвистика на данный момент является одним из ведущих направлений мировой лингвистики, в российских лингвистических школах она пока находится на периферии научных интересов. Мне кажется необходимым развивать его и у нас.


Максим
: Формальная лингвистика — это одно из самых бурно развивающихся направлений лингвистики. Исследования в рамках этой парадигмы уже дали ответы на множество важных вопросов и объяснили нетривиальные факты в области синтаксиса, семантики и морфологии на материале самых разных языков, но также и поставили новые задачи.

Мне кажется очень интересным самому внести вклад в такие исследования и описывать, а затем объяснять языковые явления в слабо исследованных русском и других языках России, расширяя наши представления о Языке в целом.

Кроме того, мне всегда нравились математика и логика! Аппарат формальной лингвистики, созданный на их основе, интересен ровно потому, что заставляет исследователя явно формулировать свои допущения и гипотезы, что, на мой взгляд, очень продуктивно! 

Чем Вы занимаетесь в лаборатории? 


Анна
: Как для стажёра-исследователя для меня важно обстоятельное изучение современных формальных теорий. Несмотря на то, что это направление может показаться молодым, в нём уже накоплено очень и очень много данных и наблюдений, гипотез и способов описания языковых явлений. Более того, они постоянно дополняются и расширяются. Сотрудникам лаборатории необходимо как знать фундаментальные формальные теории, так и быть в курсе последних изменений и новых тенденций.

Конечно, я не только изучаю чужие работы, но и занимаюсь собственными исследованиями, в том числе обработкой данных, собранных в ходе камчатских экспедиций, и исследованиями в области синтаксиса русского языка.


© НУЛ лаборатории по формальным моделям в лингвистике НИУ ВШЭ


Максим: Сейчас я вместе с коллегами-студентами Сашей Коноваловой и Данияром Касеновым под руководством А. А. Козлова исследую историю русской частицы именно. Чтобы говорить о её значении, нужно примерно понимать, что такое фокус. Это та часть (или те части !) предложения, где заключена новая информация. Например, в ответе на частный вопрос типа “И кто же это сделал?” — Это сделал именно Петя фокус составляется Петей. Частица именно сюда и относится и отрицает возможные в рамках контекста альтернативы фокусному выражению: {Это сделал НЕ я, это сделал НЕ мой друг, …}. Похожим образом себя ведут только, англ. only и другие фокусные частицы. Но именно, кроме того, требует, чтобы о Пете уже говорили раньше.

Сейчас употребление частицы полностью удовлетворяет этим двум принципам. Вместе с тем ещё в XVI веке это было регулярным наречием со значением ‘по именам’. Мы занимаемся именно тем, чтобы установить, как нынешнее сложное значение могло последовательно развиться у прежнего наречия именно, встречавшегося например в таких контекстах: Память им вечная именно не поётся

Как Вам в целом нравится жизнь в «формлабе»? 


Анна: В лаборатории можно не только узнать про исследования коллег, замечательных специалистов в разных областях формальной лингвистики, но и поделиться своими идеями и получить полезные отзывы и комментарии. Это очень помогает в работе и вдохновляет! Сейчас я планирую заниматься в будущем научной и академической деятельностью, и во многом я выбрала именно это направление благодаря лаборатории.


Максим: Мне очень нравится в лаборатории. Как я уже говорил, мне интересна эта парадигма в лингвистике, и ещё мне кажется важным развивать это направление, потому что оно мало представлено в российских научных центрах. И, наверное, больше всего мне нравится общаться со множеством умных и талантливых коллег-лингвистов, которые всегда рады что-то обсудить, посоветовать и просто поговорить!