• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Книга
Verba sonandi : Représentation linguistique des cris d’animaux

Presses Universitaires de Provence, 2017.

Статья
Cкорости речи носителей кубанского диалекта кабардино-черкесского языка: устный дискурс vs. чтения текста

Мороз Г. А.

Томский журнал лингвистических и антропологических исследований. 2017. №  2. С. 9-17.

Глава в книге
Network Dynamics, Plot Analysis: Approaching the Progressive Structuration of Literary Texts
В печати

Fischer F., Göbel M., Kampkaspar D. et al.

In bk.: Digital Humanities 2017 (Montréal, 8–11 August 2017). Book of Abstracts. Montréal: McGill University, 2017.

«Попадались потенциальные музейные экспонаты, но все ждали берестяных грамот»

Репортаж участников экспедиции в Великий Новгород о работе на Троицком раскопе, расшифровке берестяных грамот и чтении древних граффи́ти.

С 22 июля по 6 августа под руководством Алексея Алексеевича Гиппиуса и Марины Анатольевны Бобрик в Великом Новгороде прошла традиционная экспедиция школ филологии и лингвистики факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ. Её участниками стали студенты, окончившие первый курс. Влившись в работу Новгородской археологической экспедиции, мы знакомились с культурой древнего Новгорода, работая на Троицком раскопе, посещая древние новгородские памятники и разбирая на семинарах берестяные грамоты. Нам также посчастливилось поучаствовать в качестве слушателей в лингвистической конференции, посвященной памяти В. М. Живова.

Новгородская археологическая экспедиция была создана еще в 1932 году, и участие в ней считается «классической» летней практикой студентов-гуманитариев. Студенты Вышки ездят в Новгород каждое лето с первого года существования филологического факультета; лингвисты и филологи трудятся вместе, замечательно дополняя друг друга в работе команды. На протяжении всей поездки на семинарах и прогулках нам сопутствовали студенты филологического факультета МГУ, приятно разнообразившие нашу компанию.

Поскольку экспедиция археологическая, наше знакомство с культурой древнего Новгорода в значительной степени заключалось в работе на расположенном вблизи Кремля Троицком раскопе, на котором мы обычно проводили первую половину дня. Там мы медитативно перебирали культурный слой, отделяя кусочки бересты от «останков» усадьбы начала XIII века. Зачастую попадались потенциальные музейные экспонаты: кожаные детские сапожки, наконечники стрел, гвозди, керамика, зубы — но ждали все, конечно, берестяных грамот.

На Троицком раскопе 

На Троицком раскопе

Грамоты подробно разбирались во второй половине дня на семинарах, проходивших на археологической базе у Знаменского собора, где порой можно было повстречать отдыхающего в тени Андрея Анатольевича Зализняка. Благодаря руководству Марины Анатольевны Бобрик и Алексея Алексеевича Гиппиуса чтение было весьма захватывающим. С одной стороны, потому что часто грамоты представляют собой замысловатые лингвистические задачи, требующие изворотливости и изящества мысли; с другой — потому что они дают возможность «услышать» будничное слово новгородцев XI-XIV вв., дорогое нам своей непохожестью не только на современный язык, но и на книжный язык Древней Руси — церковнославянский. Вместе с тем они, естественно, представляют и исторический интерес, поскольку в деталях передают быт жителей древнего Новгорода. Погружению в эту культуру помогало и то, как Алексей Алексеевич реконструировал «внутренний мир» писцов и красочно, почти в лицах описывал «действие». На одном из занятий нам посчастливилось разбирать грамоту и вместе с А. А. Зализняком.

Семинар А.А. Зализняка 

Семинар Андрея Анатольевича Зализняка 

По вечерам, как правило, проводились «поздние семинары», на которых мы разбирали тексты в дружеской обстановке за чаем. Хотя посещение их было факультативным, нас не становилось меньше; более того, однажды некоторые настолько заинтересовались склонением древнерусских местоимений, что пришли расспросить о них Алексея Алексеевича на базу, не обращая внимания на позднее время и жуткую грозу. Закончилась эта авантюра счастливо.

У Магдебургских врат

Кроме того, мы каждый день гуляли по Новгороду и его окрестностям; посещали достопримечательности как расположенные в центре, так и требующие специального путешествия (например, на остров Липно мы добирались по озеру Ильмень на двух соймах – местных рыбацких судах). Традиционно студенты сами проводят экскурсии, что способствует более живому и глубокому знакомству с городом, чем то, которое обычно дают рассказы «среднестатистических» экскурсоводов. Но к нашим прогулкам и семинарам иногда присоединялись и археологи, реставраторы, искусствоведы из Новгорода и Москвы. Владимир Валентинович Седов рассказывал о своих раскопках в Георгиевском соборе Юрьева монастыря и церкви Благовещения на Городище, Татьяна Юрьевна Царевская разъясняла художественный язык монументальной живописи Новгорода XIV в., а Тамара Ивановна Анисимова делилась секретами кропотливой работы по восстановлению разрушенных во время Второй мировой войны фресок новгородских храмов. Комментарии Алексея Алексеевича и Марины Анатольевны подводили сказанное студентами к общей мысли, так что работа на раскопе, семинары и прогулки складывались в одно последовательное повествование, как если бы мы за чтением приятной и хорошо выстроенной книги переместились в нее физически.

Тамара Ивановна Анисимова рассказывает о реставрации фресок

Тамара Ивановна Анисимова рассказывает о реставрации фресок 

Часто на экскурсиях мы читали граффи́ти — надписи, оставленные на стенах церквей древними новгородцами 7-9 веков назад. Содержание их непредсказуемо: в темных, прохладных и пустых лестничных башнях с фонариком в руках Алексей Алексеевич показывал нам то документальные записи, уточняющие летопись, то самоуничижительные монашеские «упражнения в смирении», то хитро зашифрованные послания, то поэтические тексты и неожиданные памятники древненовгородского остроумия.

Алексей Алексеевич Гиппиус читает граффити в лестничной башне Софии Новгородской

Алексей Алексеевич Гиппиус читает граффити в лестничной башне Софии Новгородской

Последние дни нашей практики были отведены под международную лингвистическую конференцию, посвященную памяти В. М. Живова. По мере ее приближения на прогулках и семинарах нас становилось все больше и больше (поэтому, например, в храмах мы забирались на хоры группами, опасаясь, как бы под нами не провалился пол): приезжали «ветераны» практики — участники прошлых лет, наши друзья и преподаватели. На конференции нам довелось сидеть бок-о-бок с авторами прочитанных в течение года статей и монографий; послушать доклады наших руководителей, А. М. Молдована, Б. А. и Ф. Б. Успенских и многих других, а также закрывающие конференцию сообщения А. А. Зализняка и А. А. Гиппиуса о последних археологических и эпиграфических находках. В «антрактах» слышались разговоры и дискуссии не только на русском, но и на английском, немецком, испанском и др. языках. Последние два дня мы путешествовали еще большим составом — вместе с участниками и слушателями конференции.

В результате сложился многогранный образ древнего Новгорода — из будничного языка берестяных грамот; из белых стройных соборов, хранящих покрытые древними надписями почти тысячелетние фрески; наконец, из своевольных перепадов погоды и вида величественного и спокойного Волхова.

Вечер на Волхове

Вечер на Волхове

Автор: Анна Фитискина (школа филологии), при участии студентов-филологов из состава экспедиции Новгород-2017