• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Синтаксис, северное сияние и киты: Александр Летучий — о творческом отпуске за полярным кругом

Александр Летучий
Фото Марии Зарубиной

Доцент школы лингвистики Александр Летучий и его супруга Елена Никишина, также преподающая в школе лингвистики, в минувшем учебном году съездили на три месяца в Арктический университет Норвегии в Тромсё. В интервью сайту школы Александр Борисович рассказал, как его семье жилось и работалось за полярным кругом, а также о чём будет новый исследовательский проект, придуманный вместе с норвежскими коллегами.  

Александр Борисович, расскажите, пожалуйста, что это была за поездка, каким образом она случилась?

Я решил взять творческий отпуск, чтобы поработать над докторской диссертацией и разными статьями. Это можно сделать, после того как проработаешь в Вышке пять лет. А в Тромсё многие меня знают, я знаком с Лорой Яндой, с Туре Нессетом. Они написали, что могут дать мне там стипендию, после этого я оформил творческий отпуск и на три месяца поехал туда.

И чем занимались «в отпуске»? 

Писал докторскую диссертацию и собирал материал для статей. Еще я участвовал в работе научной группы, которую возглавляют Лора и Туре. Она занимается когнитивными исследованиями и статистикой в морфологии. А я занимаюсь синтаксисом. Норвежские коллеги выразили интерес к тому, чтобы у нас был какой-то совместный проект по синтаксическим исследованиям. К тому же Светлана Соколова, которая защитилась и работает в Тромсё, тоже интересуется синтаксисом. Поэтому у нас получилось некоторое сотрудничество. А кроме того, мы просто обсуждали некоторые статьи.

Это похоже на научный семинар школы лингвистики?

Да, они собираются каждую неделю. Только там не всегда слушают чей-то доклад — иногда просто берут статью и обсуждают её. Например, обсуждали статью Дагмар Дивьяк и её соавторов про когнитивные науки и статистические методы в них.

Вы ездили в Норвегию всей семьей. А ваша супруга Елена Андреевна занималась теми же исследованиями, что и вы?

Нет, она занималась своими статьями, а еще подготовкой курсов французского. Мы сменялись: кто-то сидел с детьми, а кто-то был на работе.

В других интервью ваши коллеги говорят, что уехать на стажировку или в творческий отпуск стоит уже только для того, чтобы не надолго вырваться из рутины мелких дел. Удалось ли это вам, учитывая, что вы ездили с детьми?

Удалось. Это ведь связано не с тем, сидишь ли ты с детьми. Просто когда ты в своём родном городе, всегда есть множество сторонних дел. Есть воспитательница детского сада, к которой надо прийти на собрание, есть бабушка, к которой надо заехать, есть какие-то временные дела в Вышке — отчитаться о конференции, подготовить какие-то документы. От всего этого на время поездки освобождаешься, и график там более спокойный. К тому же в это время нет преподавания.

Вы говорили, что у вас с норвежскими коллегами наметился синтаксический проект. Расскажите, пожалуйста, о нём.

Проект пока только начинается. Это будет исследование разных типов придаточных предложений.  В частности, планируется сопоставить варианты с что и с то, что (надеяться на то, что или надеяться, что). Мы должны посмотреть в корпусе численное распределение и зависимость выбора варианта от разных факторов: например, от того, насколько выделено подчиненное предложение, насколько оно существенно для говорящего, от порядка слов. Мы считаем, что здесь будет и теоретический интерес, так как про эту вариативность мало писали с опорой на статистику, и практический, поскольку это место, где часто делают ошибки. Не только иностранцы, но и школьники: «он сказал, то что».

Нет ли ощущения, что это может стать языковой нормой?

В разговорной речи такое может случиться. В письменном языке, кажется, пока нет. Но мы в нашем проекте не будем ограничиваться только случаями, где это является ошибкой. Мы хотим посмотреть на те конструкции, где явно возможны оба варианта, и понять, чем они отличаются.

И корпус нам поможет найти какие-то закономерности?

Да, выделить какой-то набор параметров, по которым они отличаются.

Напоследок пара вопросов, не связанных с наукой, преподаванием и вообще работой. Я знаю, что в Норвегии вы всей семьей встречали Рождество. Как прошло празднование?

Тромсё — очень спокойный город, и Рождество там тоже празднуют очень спокойно. В отличие от того, что мы видели во Франции и Германии, там нет какой-то большой подготовки к праздникам, не устраивают больших рождественских ярмарок и базаров. Норвежцы вообще менее склонны отмечать Рождество на улице, может быть, потому что там в это время темно и холодно. Было зажжение главной городской елки, но это мероприятие совершенно не того масштаба, что в Центральной или Западной Европе. При этом все украшают свои дома, стоят гирлянды, ёлки, рождественские звезды. Новый год отмечают ярче, там есть и фейерверки.

Успели ли вы что-то посмотреть в Норвегии, куда-то съездить? Или наука и домашние дела не оставили на это времени?

Во-первых, мы ездили смотреть китов в проливе. До этого мы ездили на похожую экскурсию в Исландии, но там увидели буквально полтора силуэта вдалеке. Здесь китов было хорошо видно, они плавали целыми стаями и что-то ели. Во-вторых, мы были в саамском хозяйстве, где разводят северных оленей.

Еще в Тромсё очень развита местная русская диаспора, и все ходят друг к другу в гости — отчасти, наверно, потому что город очень спокойный и зимой нечего делать. За время нашей поездки мы 11 раз были в гостях или принимали гостей — гораздо чаще, чем в Москве.