• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 105066, г. Москва,
Старая Басманная ул., д. 21/4

Как до нас добраться

 

Телефон: +7 (495) 772-95-90 доб. 22734

E-mail: ling@hse.ru

По вопросам, связанным с сайтом: portalhseling@gmail.com

Руководство
Заместитель руководителя Ахапкина Яна Эмильевна
Книга
Proceedings of Third Workshop "Computational linguistics and language science",

Wohlgenannt G., von Waldenfels R., Toldova S. et al.

Iss. 4. EasyChair, 2019.

Статья
Нейрошағир

Orekhov B.

Ватандаш. 2019. No. 2. P. 136-139.

Глава в книге
Genre Classification Problem: in Pursuit of Systematics on a Big Webcorpus

Shavrina T.

In bk.: Proceedings of Third Workshop "Computational linguistics and language science",. Iss. 4. EasyChair, 2019. P. 70-83.

"Наши студенты увидели, что Вышка — настоящий исследовательский университет"

Профессор Университета Клагенфурта Тильманн Ройтер и его коллега Юлия Кёстенбаумер — о сотрудничестве со школой лингвистики и стажировках в Австрии.

В гостях у школы лингвистики НИУ ВШЭ побывала группа славистов из Клагенфурта (Австрия). Её основу составили студенты и преподаватели кафедры славянской филологии Института словесности Университета Клагенфурта. Руководитель группы, профессор Тильманн Ройтер (Т.Р.), и его коллега Юлия Кёстенбаумер (Ю.К.) рассказали о том, как устроено сотрудничество университета с Вышкой и кому из студентов стоит ехать в Клагенфурт на стажировку. 

Тильманн, добрый день! Расскажите, пожалуйста, как сотрудничают школа лингвистики НИУ ВШЭ и Университет Клагенфурта? 

Т.Р.: Дело в том, что отношения между нашими университетами построены на основании долгосрочного договора о сотрудничестве, который предполагает, в частности, три места для студентов по обмену. Это три места по четыре месяца, то есть на один семестр. Непосредственным партнером нашего университета является школа лингвистики. Тут стоит сказать о том, что является оснований нашего сотрудничества. Как известно, в вашем университете есть не только экономические подразделения, но и ряд гуманитарных, в том числе школа лингвистики. В школе лингвистики работают несколько человек, которые мне как слависту известны в качестве авторов различных научных трудов и с которыми я в достаточно стабильных, я бы даже сказал, личных отношениях.

И кто-то уже ездил из Вышки в ваш университет?

Т.Р.: Да, на уровне студентов были обмены. Насколько я помню, два года назад приезжал ваш студент из магистратуры. А от нас тогда же была студентка-славист. В данный момент здесь находятся две наши студентки, одна изучает экономику, а другая — межкультурные коммуникации. Мы надеемся, что после посещения вашего университета у наших студентов появится больше интереса к Высшей школе экономики.

На самом деле, мне кажется полезным, чтобы к нам ездили люди, которые, во-первых, уже обучаются в магистратуре, а во-вторых — знают немецкий язык, потому что язык обучения все-таки у нас не английский. Если есть базовые знания немецкого языка на уровне А2, этого достаточно для жизни.

Нет ли англоязычных программ?

Т.Р.: Англоязычные программы есть, но в основном на компьютерных науках. Еще по communication science тоже есть что-то, но в принципе учебный процесс ведется на немецком языке, и без знания немецкого языка достаточно бессмысленно к нам ездить. Ну, разве что заниматься романистикой.

А славистика на каком языке?

Т.Р.: Что касается славистики, у нас очень много лекций читается на немецком языке. Почему? Потому что у нас три специальности: русский язык, словенский язык и сербохорватский язык, который сейчас иногда разделяют на хорватский, боснийский и сербский. И есть такие занятия, где люди со всех специальностей встречаются на одной лекции. Одни знают русский, другие словенский, третьи — сербохорватский, поэтому лекции идут по-немецки.

Этот ваш приезд связан с тем, что вы хотите расширять эти контакты?

Т.Р.: Конечно, да. И стабилизировать. Мы были еще в Санкт-Петербурге, заходили в ваш филиал.

С ними вы тоже сотрудничаете?

Ю.К.: Это был первый раз. Мы познакомились, обменялись информацией и надеемся, что у нас получится контакт.

Тильманн, вы сказали, что знаете некоторых наших преподавателей-лингвистов. А на этом уровне есть сотрудничество? Или, может быть, планируете?

Т.Р.: Сейчас действующих проектов нет. Есть те, кто когда-то преподавал у нас, а сейчас работает здесь, в Вышке, например, Валентина Юрьевна Апресян. Но в принципе наш договор предполагает такие возможности.

То есть это возможно, если Вышка захочет, к примеру, пригласить лектора?

Т.Р.: Я думаю, это возможно, безусловно. Кроме того, надо еще сказать, что первые контакты между нашим университетом и вашим были вообще на уровне другой науки — психологии. Был активный психолог, который вообще очень много ездил. Но этот психолог уже на пенсии. И еще были контакты в социологии, у нас был социолог, который ездил к вам и знает ваш университет.

А с другими университетами в других странах, которые могут быть интересны вам как славистам, вы тоже взаимодействуете?

Ю.К.: На уровне университета вообще очень много международных контактов, я не берусь перечислять. А что касается нас, у нас, конкретно у славистики, есть еще отношения с Томским педагогическим университетом. Там мы работаем на уровне обмена студентами бакалавриата и летней школы. То есть наши студенты ездят на летние школы.

Т.Р.: Да, еще у нас очень хорошие отношения с Харьковским политехническим университетом, по разным направлениям — экономика, информатика, филология. У них есть своя кафедра русского и украинского языков. Еще с Черновицским университетом у нас имеются связи, потому что Черновцы и наш город — побратимы. Сотрудничаем по линии истории, педагогики, германистики. Еще Херсонский университет по линии информатики. Вот такие контакты.

Тильман, а какие конкретные направления в славистике наиболее интересны лично вам, на чем вы специализируетесь?

Т.Р.: Лично я работаю в том же теоретическом русле, что и Валентина Юрьевна Апресян, что и ваш руководитель школы Екатерина Владимировна Рахилина. Это семантика, текстология…

Доцент школы лингвистики Франк Фишер только что выступил перед вашей группой с лекцией о цифровых гуманитарных науках (digital humanities). Насколько я понимаю, это была ваша инициатива? Получается, интерес к цифровым методам у славистов тоже появляется?

Т.Р.: Франк Фишер прочел нам замечательную лекцию о современных методах гуманитарных исследований. Про Франка я знаю от нашей общей знакомой, которая советовала мне найти его и договориться с ним о выступлении. Так и случилось. Я очень рад, что наши студенты получили такой опыт и впечатление о том, что Высшая школа экономики — это настоящий исследовательский университет. Ваш университет ведь имеет статус исследовательского.

Ю.К.: Вообще для нас, непосредственно для славистики, эта тема нова. У нас этим не занимаются. Но я так поняла, что у студентов возник интерес, были вопросы, есть даже какие-то мысли работать по этой теме. Ведь открываются абсолютно новые возможности. Конечно, что-то мы себе представляли, но увидели много новых возможностей для работы с текстом.